Вт. Ноя 30th, 2021

Финансовый портал

Бизнес, банки, финансы

Иностранному бизнесу в России мешают регуляторные барьеры

Премьер Михаил Мишустин отметил рост инвестиций в такие отрасли, как строительство, торговля и грузовые перевозки. Фото РИА Новости

В хорошие времена ежегодный приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Россию превышал 60 млрд долл. Последнее десятилетие приток ПИИ в несколько раз ниже. А в прошлом году, по данным ЦБ, иностранные инвесторы вложили в Россию около 9 млрд долл. По другим данным, ПИИ составили только 1,4 млрд долл. Основные проблемы для иностранных инвесторов – это неясность налоговых режимов, санкции и медленный рост отечественной экономики, отмечается в новом исследовании компания Ernst & Young. Премьер РФ Михаил Мишустин объявил о проведении очередного заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ) в понедельник.

ВВП РФ за восемь месяцев вырос на 4,7%, сообщил Михаил Мишустин на заседании КСИИ. «Уверенными темпами растут инвестиции в строительство жилья, грузооборот транспорта, розничная торговля», – продолжил он, отметив, что по итогам первого полугодия ПИИ составили 11 млрд долл.

КСИИ – постоянно действующий орган, который рассматривает и готовит предложения по вопросам, возникающим у иностранных инвесторов в ходе реализации проектов на территории России. Для начала заседания совета компания Ernst & Young (EY) подготовила для КСИИ исследование «Международный бизнес в России». В нем эксперты назвали ряд преград, которые мешают иностранному бизнесу наращивать инвестиции в России. Согласно их выводам, главные факторы, сдерживающие рост вложений в РФ: высокие регуляторные барьеры (35%) и медленный рост российской экономики (31%). При этом регуляторные барьеры являются основным сдерживающим фактором для 47% производителей потребительских товаров и 60% фармацевтических компаний, охваченных исследованием.

Геополитическая напряженность и санкции – следующие по значимости инвестиционные барьеры, рассказывают в EY. На их сдерживающие факторы указали 24 и 21% опрошенных международных компаний. «Санкции приводят к ограничению доступности средств для реализации проектов в России и стали одной из причин, по которой бюджеты перераспределяются в пользу менее рискованных регионов», – подчеркивают авторы исследования.

По мнению международного бизнеса, чтобы ведение бизнеса стало более эффективным, в российском законодательстве следует доработать отрасль технического регулирования и трудовых отношений. На необходимость таких изменений указали 48 и 47% опрошенных компаний соответственно. Каждый третий респондент видит необходимость в доработках нормативной базы в области налогообложения, финансового и таможенного регулирования и в сфере миграции.

Однако, несмотря на существующие барьеры, почти две трети международных компаний (64%), принявших участие в исследовании, собираются увеличить присутствие в России. «Активнее всех расширять долю на российском рынке в ближайшие три года планируют фармацевтические компании (90%) и производители потребительских товаров (61%). При этом 67% иностранных компаний предпочитают инвестировать в существующие проекты, а не начинать новые», – рассказывают авторы исследования.

Девять из десяти опрошенных также указали, что Россия входит в первую тройку наиболее важных представителей мирового рынка или является одним из стратегических рынков.

В то же время EY прогнозирует снижение темпов внешнего инвестиционного роста в 2021 году до 1,5–2,4% из-за коронавируса. В 2022 году иностранные вливания могут вырасти на 10,9–20,1%, следует из расчетов аналитиков.

Всего в ходе исследования было опрошено 75 представителей иностранного бизнеса: 22 компании из Германии, 17 – из США, 8 – из Швейцарии, по 5 – из Великобритании и Франции, по 3 – из Дании и Японии, 12 – из других стран. По данным EY, суммарные инвестиции участников опроса в российскую экономику составили с 1990-х годов по начало 2021 года почти 200 млрд долл. При этом инвестиции компаний – участников КСИИ движутся синхронно с макроэкономическими показателями РФ, отмечают аналитики. По расчетам EY, при росте номинального ВВП России на 1 трлн руб. инвестиции компаний – участников КСИИ могут вырасти на 16 млрд руб.

Однако сказать, что РФ действительно привлекательна для зарубежных капиталов, – сложно. Как сообщал Центробанк, прямые инвестиции нерезидентов РФ в небанковский сектор экономики составили 4,1 млрд долл. по итогам первого полугодия 2021 года, что в 2,3 раза больше, чем годом ранее (1,8 млрд долл.). Однако этот рост не должен обнадеживать. Приток вложений наблюдается после колоссального их падения. Так, по итогам 2020 года иностранцы вложили в российские компании всего 1,4 млрд долл., что оказалось в 20 раз ниже показателей 2019 года (почти 29 млрд долл.).

В последний раз столь незначительный приток иностранных инвестиций в российскую экономику наблюдался в 1990-е годы. Так, в 1994 году сумма иностранных инвестиций составила 0,6 млрд долл., в 1998 году – 2,5 млрд долл., в 1999-м – 2,8 млрд.

Максимальный приток иностранных инвестиций в РФ наблюдался в 2008 году, когда вложения нерезидентов достигли почти 65 млрд долл. Повышенный интерес со стороны международного бизнеса наблюдался и в 2013 году. Тогда сумма вложений составила 60 млрд долл.

Мало того, судя по законодательной активности, российские власти сегодня отдают предпочтение российскому инвестору. В частности, с целью привлечения инвестиций в российскую экономику правительство разработало механизм соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Собственно, закон о СЗПК вступил в силу 1 апреля 2020 года. В рамках этого механизма бизнес обязуется инвестировать определенные суммы (от 250 млн до 10 млрд руб. и выше) в проекты в обмен на неизменность налоговых и неналоговых условий работы. Закон предусматривает предоставление «стабилизационной оговорки» на основании СЗПК на срок 6, 15 или 20 лет при условии капвложений не меньше оговоренного в законе объема. Для проектов в сферах здравоохранения, образования, культуры, физкультуры и спорта инвестиции должны превышать 250 млн руб. Для проектов в цифровой экономике, экологии и сельском хозяйстве минимальный объем вложений – 500 млн руб. Для обрабатывающих производств – 1,5 млрд руб. И 5 млрд руб. для инвестиций в другие отрасли, кроме игорного бизнеса, производства табачных изделий и алкогольной продукции, жидкого топлива, добычи нефти и газа.

При инвестициях от 10 млрд руб. в соглашение могут быть включены обязательства не ухудшать неналоговые платежи (на срок до трех лет) и экспортные таможенные пошлины.

Первый вице-премьер Андрей Белоусов ожидает, что в рамках соглашения о защите и поощрении капиталовложений в экономику может быть вложено не менее 3 трлн руб. до 2024 года.

При этом иностранные инвесторы могли участвовать в СЗПК только через участие в капитале российского юридического лица.

СЗПК при этом не единственная попытка поощрять вложения в российскую экономику. Для поддержки проектов в промышленности правительство совершенствует механизм специальных инвестиционных контрактов (СПИК). Такой инструмент действует с 2015 года. Однако первые соглашения по новой модели СПИК 2.0 начали заключаться только в этом году. 

По мнению экспертов «НГ», специальные налоговые режимы для российских инвесторов не являются причиной отсутствия интереса к отечественной экономики со стороны иностранного бизнеса. «Иностранный бизнес отлично умеет работать в рамках действующих законодательных рамок и условий повышенной конкуренции. Зарубежные компании точно не отпугнет отсутствие у бизнеса 300-процентной доходности в первый же год, зато привлечет устойчивый интерес, отличная горизонталь для развития и жадный до качественных продуктов и услуг российский рынок спроса», – считает старший аналитик аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова.

Эксперт поясняет: система госконтрактов и была разработана для того, чтобы менее конкурентоспособные предприятия могли себя применить и быть востребованными. «Это, фактически самый простой и быстрый способ насытить предложение простыми товарами и услугами без переплат и выхода на конкретный рынок», – рассказывает она.

Аналитик управления торговых операций «Фридом Финанс» Александр Осин поясняет, что прямые инвестиции в РФ практически повторяют в своей динамике тенденции сырьевого рынка. «И эта ситуация не нова. Структура экономики РФ за эти 20 лет не изменилась в пользу отраслей высокой переработки. Наоборот. Инвестиции прошли мимо сектора российского производства. Доля добывающего сектора в ВВП РФ выросла с 8% в 2011–2013 годах до 11% в предкризисном 2019 году», – рассказывает он.

Расширение преференций в виде СПИК, СЗПК и тому подобных инструментов касается только российских компаний, напоминает аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. Что действительно мешает зарубежным инвесторам прийти в Россию со своими капиталами и начать вкладывать средства на долгосрочную перспективу, так это неясность с законами, непрозрачность многих процедур, связанных с тендерами и конкурсами на получение заказов, незащищенность частной собственности и инвестиций, множество необоснованных административных барьеров, высокий уровень коррупции, зарегулированность многих областей, так или иначе связанных с ведением бизнеса, и еще ряд пережитков былых лет, которые нам предстоит преодолеть, подчеркивает эксперт.

Adblock
detector