Вс. Мар 7th, 2021

Финансовый портал

Бизнес, банки, финансы

В «короне» и без денег: почему российский бизнес снова «не в форме»? Мнение эксперта

Грустной статистикой делятся эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Российский бизнес «скорее мёртв, чем жив».

Из приведённых в документе Центра данных становится понятен масштаб проблем: так, с 2016 года число оставшихся «на плаву» компаний неуклонно сокращается. При этом всего за несколько лет закрыть свои бизнес-проекты решил каждый шестой бизнесмен, а в 2020-м количество «юриков» рухнуло сразу на 8,2%.

Какие ключевые причины можно назвать, говоря о столь длительном «великом закрытии» бизнеса? Делает ли власть что-то, чтобы переменить ситуацию, которая длится уже пять лет?

Комментарий для «Правды. Ру» дал Александр Борисов, председатель Комитета ТПП по развитию потребительского рынка.

Шеринг-экономика и коронавирус: причины «торможения»

Эксперт отмечает: причин для «торможения» сразу несколько. Ранее статистика показывала, что спад экономической активности фиксируется минимум три года подряд.

«Правительство, руководство страны это заметило и пытается предпринять меры, направленные на снятие административных барьеров. Отсюда «регуляторная гильотина», забота о малом бизнесе, новые программы поддержки и так далее», — уточняет Борисов.

2020 год, конечно, стал «особым»: он ухудшил показатели почти всего спектра бизнеса. Лишь немногие смогли как-то воспользоваться сложившейся спецификой и заработать.

«Выпали» в 2020 году следующие категории предпринимателей:

  • те, у кого была несовершенная экономическая модель;
  • те, кто не вписался в новую ситуацию;
  • те, кто не обеспечил финансовую подушку безопасности.

«Любые кризисы всегда приводят к тому, что наиболее слабые участники экономической активности так или иначе «выпадают». И, в принципе, это не такая уж и драма. Кризисы не зря называют своего рода «санитарами» экономики», — продолжает Борисов.

На кризис коронавируса наложилась ещё одна важная особенность: происходит смена экономической парадигмы. То есть и в мировой, и в российской экономике образуются новые сферы деятельности, связанные с шеринг-экономикой.

Шеринг-экономика (sharing economy) предполагает «совместное потребление», то есть использование товаров и услуг коллективным образом. Меняются парадигмы производства и потребления: становится выгоднее оплачивать некий временный доступ к благам, а не покупать их.

«Этот перелом тоже повлиял на то, что традиционные форматы бизнеса, не успевающие за изменением ситуации, тоже оказались подвержены этим изменениям и тоже страдают», — дополняет Борисов.

«Дело рук самих утопающих»: что делать бизнесу

Власти, отмечает эксперт, стараются изменить ситуацию как на уровне регионов, так и на уровне федерации.

«В этом смысле, конечно, Москва как всегда идёт впереди всех других субъектов федерации. Москва уже подготовила пять пакетов дополнительной помощи малому и среднему бизнесу», — сообщает Борисов.

Однако и с помощью есть сложности: дело в том, что малый и средний бизнес часто отстаёт от информационного поля, не успевает ознакомиться с теми предложениями помощи, которую дают ему местные власти.

«Самому бизнесу нужно сейчас быть как никогда более активным и заинтересованным в поиске любых возможностей для собственного выживания, для поиска дополнительных средств и дополнительных способов помощи, которые ему протягивают и местные власти», — резюмирует эксперт.

Понятно, что никакая помощь никогда не будет основным способом выживания, если экономическая модель, которая практикуется тем или иным предпринимателем, не отвечает требованиям современности.

И в этом заключается одна из самых больших ошибок: люди привыкли к тому, что они много лет работают по одному алгоритму. Им становится неинтересна оценка того, как меняются вкусы и потребности потребителей, как меняется рыночная ситуация.

«Им кажется, что так может продолжаться и дальше. А оказывается, что продолжаться так не будет, если не будешь меняться сам», — подводит итоги Борисов.

Автор: Константин Шапров, Редактор: Надежда Яковлева

Adblock
detector